aif.ru counter
199

Браконьер не пройдёт? Нерестового омуля в Байкале теперь охраняет ОМОН

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. «АиФ-Бурятия» 23/09/2020

В активную фазу входит нерест байкальского омуля, который начался 1 августа в Кабанском районе, 15 августа в Баргузинском и 20 числа в Северобайкальском. Как говорит руководитель Ангаро-Байкальского теруправления Росрыболовства Роман Гармаев, эндемик уже заходит в Селенгу, а значит, пришла пора усиленно охранять его от браконьеров.

Фото: Ангаро-Байкальское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству

На реках, где нерестится главная наша рыба, уже выставили 15 постов, на них работают около 60 инспекторов и сотрудников правоохранительных органов. Им в помощь в нынешнем сезоне прибыл даже транспортный ОМОН из Иркутской области.

7 тысяч рублей за хвост

В этом году, по словам Романа Гармаева, охрану нерестового омуля усилили, в том числе с помощью федеральных денег: впервые за много лет на технику, с которой можно эффективнее противостоять браконьерам, выделили 220 млн руб. На них уже закупили больше трёх десятков машин повышенной проходимости, 14 снегоходов, три вездехода, 20 быстроходных катеров, столько же резиновых лодок, жилой комплекс, вагончики, видеорегистраторы. Также в помощь инспекторам - два беспилотника, которые могут находиться в воздухе больше 12 часов, они летают и днём, и ночью, могут работать в дождь. Один аппарат патрулирует местность в заливе Посольский сор, второй - в дельте Селенги.

«Чем выше уровень Селенги, тем больше скорость течения реки, а значит, тем больше сил нужно омулю, чтобы его преодолеть и подняться в чистые нерестилища выше Улан-Удэ, где выживаемость икры лучше».

Руководитель территориального управления говорит, что беспилотники очень сильно помогают в поимке преступников.

- Бывали случаи, когда нарушители прячутся в камышах, но с воздуха их легко обнаружить. Наш инспектор осматривает записи с летательного аппарата и тут же направляет наряды, которые находятся на территории. В итоге катер рыбохраны прямо в камыши заходит. Браконьеры очень удивляются, что их удалось найти, - рассказывает Роман Гармаев.

Он говорит, что число рейдов по нерестовым водоёмам в 2020 году увеличили на 40-50%, также снизилось число нарушителей, которых ловят.

Фото: Ангаро-Байкальское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству

Как пояснил начальник Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод» Леонид Михайлик, число преступников, которые хотят поживиться незаконным омулем, сокращается в первую очередь за счёт неорганизованных «бытовых браконьеров». Возможно, в этом помогает увеличение штрафа: если в обычное время за каждый хвост омуля нарушитель платит 3620 рублей, то в период нереста такса вырастает вдвое - до 7280 руб. Даже небольшая рыбалка может вылиться в сотни тысяч рублей и уголовное дело - теперь его возбуждают даже за одну пойманную рыбку.

«Эндемик-марафонец»

Леонид Михайлик говорит, что результаты рыбоохранной работы, которую усиливают от сезона к сезону, сразу отражаются на рыбоводных заводах. Их, напомним, в Бурятии три: Баргузинский, Селенгинский и Большереченский.

- Если в 2016 году, было заготовлено чуть более 50 млн икры, то в 2019-м закладка была рекордная за многие последние годы - порядка 700 млн икринок, - рассказал он.

Как отметил руководитель Байкальского филиала ФГБНУ «ВНИРО» Владимир Петерфельд, в прошлом году омуль впервые дошёл до нерестилищ, расположенных выше Улан-Удэ по течению, они гораздо чище, а значит, выживаемость икры здесь на 25% лучше. Это было видно и по скату личинок эндемика, который рыбохозяйственная наука фиксировала в апреле 2020-го. Впервые за четверть века в Байкал скатилось 1,2 млрд личинок селенгинской популяции - это столько же, сколько за предыдущие пять лет вместе взятые.

Фото: Ангаро-Байкальское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству

Будет ли нынешний нерестовый период таким же результативным, учёные пока предсказывать не берутся. Всё дело в высокой водности, Селенга едва ли не выходит из берегов, и в этом есть один неблагоприятный для эндемика момент: чем выше уровень воды, тем больше скорость течения реки, а значит, тем больше сил нужно омулю, чтобы его преодолеть и подняться в чистые нерестилища выше региональной столицы.

В высоком уровне самого Байкала, повышенную отметку которого власти подумывают зафиксировать новым постановлением, Владимир Петерфельд тоже видит риски для воспроизводства омуля. Он поясняет, что это многоводье чревато размывом кос, особенно на северном Байкале, в Посольском соре, в заливе Провал. В этом случае холодная вода из озера попадёт в реки и уронит в них температуру на 5-6 градусов, тогда личинка омуля, скатываясь в озеро, будет попадать в менее благоприятную среду.

Кстати

Мораторий на вылов омуля в Байкале действует уже три года, и пока отменять его не планируют. Как поясняет Владимир Петерфельд, сейчас, по расчётам Байкальского филиала института, запасы омуля в озере равны 7,5 тыс. тонн. Экспериментальный лов в режиме промысловой разведки могут разрешить, когда биомасса рыбы вырастет до 12-13 тыс. тонн. На это может уйти несколько лет.

Интересно, что главы Байкальска и Слюдянского района в Иркутской области просят разрешить любительский лов на Байкале со стороны их территории уже в ближайшем будущем, чтобы развивать там туризм. Решать, стоит это делать или нет, будут на научно-промысловом совете, который состоится в середине ноября. Своё мнение по этому вопросу в том числе выскажут главы Бурятии и Приангарья.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах