aif.ru counter
756

Посёлок отчаявшихся. Жители Усть-Баргузина оказались «заложниками» Байкала

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. «АиФ-Бурятия» 19/02/2020
Оставшимся без работы гражданам предлагают вставать на учёт в центр занятости населения.
Оставшимся без работы гражданам предлагают вставать на учёт в центр занятости населения. © / Олеся Тугутова / Коллаж АиФ

В редакцию «АиФ в Бурятии» с криком о помощи обратились жители посёлка Усть-Баргузин. В ноябре 2019 там закрылись лесоперерабатывающие предприятия, и жизнь в посёлке остановилась. Люди потеряли работу и просят власть помочь, но ответа пока не получают. Наш корреспондент попытался разобраться в сложившейся ситуации.

«Три рубля на хлеб не хватает»

Усть-Баргузин - это крупный посёлок, расположенный практически на побережье Байкала, там, где в озеро впадает река Баргузин. Сейчас в нём живёт около восьми тысяч человек, и многие из них работают в лесной промышленности. По словам местной активистки Галины Арсеньевой, 27 ноября в посёлок пришло судебное решение о запрете лесоразработки, в итоге почти вся промышленность, завязанная в лесной сфере, «встала», за исключением отдельных предприятий. Прекратилась заготовка леса, соответственно, закрылись заводы по изготовлению пиломатериалов и «пеллетов» - топливных гранул, получаемых из древесных отходов.

По словам жителей, природоохранная прокуратура, по инициативе которой и приостановили деятельность, сочла аренду лесного участка, где велась заготовка и переработка древесины, незаконной. В итоге без работы осталось множество жителей посёлка, которые до этого были заняты в лесной сфере: работали в бригадах, грузили древесину и т.д.

Другая неравнодушная жительница посёлка Галина Тугаринова работает продавцом в одном из местных магазинов. Женщина утверждает: посёлок в отчаянии.

«Всё закрыли, а рабочих мест не создали. А как народ должен жить? - сетует она. - Здоровые мужики приходят и копейки считают, чтобы хватило на хлеб и молоко. Ребёнок просит отца: «Пап, купи чипсы», - а на что он их купит, если ему три рубля на хлеб не хватает? И ведь на многих из них ипотеки, кредиты, дети. А зарплаты нет с ноября».

За деньгами - на вахту?

Глава посёлка Светлана Кривогорницына считает, что проблема с трудоустройством людей всё-таки решаема. Оставшиеся без работы жители могут встать на учёт в центр занятости, пройти переподготовку и сменить профессию, к примеру, выучиться на токаря или слесаря. Другой вариант более радикальный - уезжать работать на вахту. Но уезжать из родного посёлка на заработки жители не хотят.

По словам главы, вставать на учёт в центр занятости жители не спешат: в лесной отрасли, по данным налоговой, работает около 360 человек, но на учёт по безработице встали лишь трое.

В пятницу 14 февраля в посёлке прошло собрание с главой республиканского агентства лесного хозяйства Александром Мартыновым. Выяснилось, что на спорном участке, где природоохранная прокуратура запретила промышленную заготовку леса, будет разрешена заготовка дров, а также древесины, необходимой для хозяйственных нужд, например, ремонта домов.

«По данным налоговой, у нас 44 предприятия и предпринимателя, работающих в лесной сфере, - отмечает Светлана Кривогорницына. - Если бы хоть кто-то из них переквалифицировался на заготовку дров и древесины на нужды населения, у меня стало бы одной «головной болью» меньше, так как скоро начинается сезон, когда жители запасаются дровами».

Другой вариант, который предлагают республиканские власти предпринимателям - брать древесину не на этом участке, а дальше, за границами центральной экологической зоны в Баргузинском, Верхнебаргузинском и Курумканском лесничествах. Поскольку так работать будет накладнее, то один из предпринимателей уже обратился к местной администрации с просьбой снизить процент налога, выплачиваемого в бюджет от аренды земли. На данный момент он составляет 1,5%.

Что же касается заводов по переработке пеллетов, то, по словам главы посёлка, они продолжат работать, если будет древесина.

«Производство получается безотходное, - объясняет она. - Часть опилок уходит на завод, а часть используется для отопления котлов».

Заложники закона

Сами жители понимают, что жизнь у берега Байкала накладывает определённые ограничения. Они не против создавать экологичные производства, только вот добиться поддержки со стороны властей сложно. С 2015 года активисты посёлка обивают пороги московских чиновников: туда они увозили подписи от жителей с просьбами смягчить природоохранные запреты.

Одна из активисток Галина Арсеньева рассказывает, что 7 апреля 2017 года ей удалось попасть на приём к Сергею Донскому, на тот момент - министру природных ресурсов и экологии Российской Федерации. От лица жителей она попросила выделять деньги на строительство очистных сооружений, на рекультивацию свалки, которая уже 20 лет горит на выезде у посёлка. Однако ей отказали - в бюджете на эти цели средств нет.

Разводит руками и глава Усть-Баргузина.

«Что мы на местном уровне можем сделать? Мы оказались «заложниками закона», - признаётся она.

И сами жители посёлка, и местные власти считают: нужен диалог с главой республики, чтобы инициативы людей по сохранению экологии и вместе с тем сохранению производства, начали поддерживать. А пока что удалось добиться только разговора с главой рес­публиканского агентства лесного хозяйства. Кроме того, в 20-х числах марта запланирована встреча с представителями министерства экономики Бурятии. Но вот насколько это поможет жителям, у которых уже нет ни средств к существованию, ни возможности их заработать, - вопрос?

АиФ будет следить за развитием событий в Усть-Баргузине.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах